wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Category:

49. Письма из прошлого... Воздушный стрелок-радист Жандаев и другие…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 49. Письма из прошлого... Воздушный стрелок-радист Жандаев и другие…
    Продолжение
      Довольно трудно было то, что все время сдавали экзамены по теории воздушной стрельбы, связи, матчасти самолета и т.д.
      Был и такой случай.  5-го июня вылетели на Выборг. Перед вылетом я чувствовал себя неважно, но промолчал., чтобы не подводить экипаж. Высота более 5 тыс. м и я серьезно заболел, голова трещала, зуб на зуб не попадал и, как на грех, пришлось вести воздушный бой. Когда отошли от цели, я сказал Саше (Помелову), что замерз и заболел, тогда он снизил до 2 тыс. м.  Когда прилетели, меня сняли с самолета и сразу в лазарет. Оказался, был приступ малярии. Через 5 дней снова летал.
      Как-то я вывозил молодого радиста в бой (забыл фамилию). Над целью наблюдал такую картину. Он лежит у нижнего люка, смотрит и вдруг начинает поднимать голову медленно, потом резко отбрасывает ее назад и снова ложится, смотрит и повторяет это несколько раз. Думаю, что он делает? Потом понял. Трассирующий снаряд от зенитного орудия ночью кажется летит на тебя виде огненного кинжала, тянется на тебя, и мимо. Радист оказывается отстранялся от этого снаряда. Иногда он докладывал возбужденным голосом: - Справа три истребителя. А это были разрывы трех снарядов зенитных орудий. Когда самолет летит, они кажутся так же летят.

      Радист Романова (ГСС) Костя Косых рассказывал, что однажды они упали с высоты 3 тыс. м над Баренцевым морем в облаках. Командир приказал прыгать, на что радист сказал, что не будет прыгать, море там не замерзает. Они вывалились из облаков, и на высоте 1000 м Романов вывел самолет, прилетел на свой аэродром.
      Однажды, в порядке поощрения, нашему экипажу дали отпуск домой. Приказ был. Однако ночью погиб один радист и на утро отменили приказ. Я остался, а ребята поехали домой. Самый тяжелый за всю войну для меня был этот день.
На нашем самолете была нарисована звездочка (Механик по вооружению  Лютиков  за сбитый Жандаевым немецкий самолет  вывел на фюзеляже его «Ила» красную звезд Wlad). На единственном в полку самолете, но его разбил экипаж Гурина на облете. Этот самолет вернулся с задания с более 100 пробоинами и его ремонтировали. Надо было после этого его опробовать…»
      Здесь следует сделать отступление. Возможно, Жандаев в этом письме по памяти указал неточную фамилию - Гурин. Мне не известен летчик с такой фамилией из 108-го ап ДД. В дальнейшем этот эпизод в «Записках…» не приводится. И фамилия Гурин не упоминается. Но вот, что точно я знаю из воспоминаний отца по случаю аварийного падения Ил-4, которым при этом управлял летчик Павел Горинов, что близко по времени и по сути факту, указанному Жандаевым.  
      «Проводились учебные полеты. Мой экипаж, правда на другой машине, также участвовал в этой злополучной затее. В этот учебный полет напросился механик по приборам Тимонин Сашка, и это был его первый полет на боевой машине. Надо думать, что пережил потом этот парень!  Я до сих пор недоумеваю, почему никто не обратил внимания на зафиксированные рули высоты. Самолет чуть ли не через весь аэродром выруливал на взлет, и Горинов рапортовал, что к взлету готов, и выпускающий дал отмашку, но….  Видать, судьбой так было уготовлено.  Это потом выяснили, что на струбцине, заклинившей руль высоты, не было красного флажка-вымпела, визуального раздражителя. Машина поднялась на первые двести-триста метров, а «отдышаться» ей не дали. Ил-4 имел свойство набирать высоту постепенно, как бы ступенями.  Благодаря умению пилота и аэродинамическим характеристикам самолета, машина плюхнулась на брюхо. Отделались легкими ушибами. Покинули машину и сразу все поняли. Сдуру взяли и забросили эту злополучную струбцину подальше от самолета, а не то чтоб каблуком сапога засадить ее поглубже в землю, ищи потом…. Ну а особый отдел тут как тут. Быстро струбцину нашел и виновника определил.
      Вот так простая деревянная струбцина,  а попросту чурка, на которой не было красного лоскутка, повлияла на судьбу Пашки Горинова. Не проверил он тогда эти рули, что по инструкции обязан был сделать.  По банальной беспечности своей.  Не ожидал такого подвоха, подзабыл, что не его это «Ил». Чужой.  И полетело все вверх тормашками и военная карьера летчика, и судьба его, да прихватив еще и судьбы боевых товарищей».
      Но… вот какой эпизод описывается у Артема Драбкина «Я дрался на
бомбардировщике»: «Была в полку странная потеря. Дело было в Чернигове в мае 1944 года. Самолеты вытащили на сухое место машиной. В сумерках начали взлетать на боевое задание. Я уже в воздухе был. Вдруг в наушниках слышу, как кричат летчику Карпенко, который взлетал после меня: «Поднимай хвост! Поднимай хвост!» Он никак не может поднять, чтобы оторвался от земли. Потом резкий набор высоты, самолет становится вертикально, клевок, перевернулся и упал. Стрелок успел в верхней точке открыть люк и вывалиться. Остался жив, а остальные погибли. Те, кто на земле, помчались на машинах к месту падения самолета. Когда он ударился о землю, хвост отломился. На руле глубины стоит струбцинка, которая законтривает рули. Поэтому летчик не мог штурвал отдать. Обвинили техника, якобы он по халатности не снял струбцинку. Но на стоянке нашли все струбцинки этого самолета. Кроме того, летчик не сядет на сиденье без того, чтобы штурвал не отдать — не залезешь ты туда, когда штурвал ровно стоит!
Видимо, эту струбцинку поставили на старте... Кто поставил? До сих пор мы не знаем. В штрафной батальон техник пошел.( Пшенко В.А.)» »
      Странные вещи получаются. И виноват ли тогда Горинов?

      Продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments