wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

46. Не выдуманные истории. Кладбищенские страсти…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 46. Не выдуманные истории. Кладбищенские страсти…
     Эту необычную историю я слышал от отца с детства. Но до сих пор она не дает мне покоя. В каком месте произошло это чудесное «воскрешение» из летаргического сна?  С определенной долей вероятности это могло быть в городке Быхов, что в Белоруссии.  Именно там, в 1946 году базировался 14-й гвардейский бомбардировочный Смоленский Краснознаменный авиационный полк,  который в войну входил в состав 15-ой гвардейской бомбардировочной Гомельской авиационной дивизии и на вооружении во время войны имел самолеты Ли-2, а затем B-25. 
      Надо заметить, что 36-я бомбардировочная Смоленская Краснознаменная авиационная дивизия стала основой 57 Смоленской Краснознамённой морской ракетоносной авиационной дивизии (в/ч 15525).  А ее 170-ый гвардейский Смоленский Краснознаменный морской ракетоносный авиационный полк был сформирован на базе 14-го гвардейского бомбардировочного Смоленского Краснознаменного авиационного полка, который просуществовал вплоть до распада Советского Союза, не меняя свою дислокацию. Но вернемся к отцовской истории.

      «На наш аэродром прилетели как-то пять «Боингов  Б-25», а с ними, помимо летного состава, пять технарей. Это было не пополнение нашей части новыми машинами, а вынужденная мера для укрытия техники, полученной по лизингу от американцев. Хозяева охотились за своим добром. Обнаружив его, укладывали «добро» на «брюхо», подрезав стойки шасси,  и гусеничными тракторами, взятыми напрокат в роте аэродромного обслуживания, превращали его в малопригодную для употребления металлическую лепешку.      На такое советским людям при погонах, на этой технике совершавших дела ратные, было попросту смотреть невыносимо. Видите ли, союзникам дорого эту технику к себе перегонять, легче ее  на металлолом пустить. Пусть русские его переплавляют. Им как раз для восстановления народного хозяйства металл и потребуется.
     «А не пошли бы вы куда-нибудь  подальше, господа союзнички, притом уже бывшие!?» – это первое, что пришло в голову увидевшим такое американское безобразие. К тому же фултонская речь уже была произнесена, и диспозиция мировых сил определилась.
      И началась игра в кошки-мышки, а попросту перегон лизинговой техники с места на место. Перелетят вот так ребята из разных концов в разные концы нашей необъятной Родины, да небольшими группами. Постоят недельку тут и там, попробуй сыщи. Прибудут для изъятия своего добра союзнички, а у них, видать, такое право было по договору, а приписанных к данной части «Боингов» и в помине  уже нет. Извините, господа, переданы в распоряжение другой части для восполнения боевых потерь. Либо не вернулись с задания или были списаны из-за увечий, не подлежащих восстановлению, еще тогда, в войну, и уже давно переплавлены на металл.
      С этими ребятами-технарями  я и познакомился. У меня на память фотография осталась, на которой оказались я  и один из них – Николай.  Он рассказал одну удивительную историю, случившуюся с ними как раз после войны.

Николай
Техники. Отец слева. Николай справа.

      В 46-м летней ночью (уже и не припомню, какое они место называли, где это все случилось), ребята спешили в свою часть из самоволки. Чтобы сократить путь, пошли приятели через местное кладбище. И вдруг они слышат приглушенные женские крики. Остановились, благо что не рванули с перепуга в разные стороны, спиной к спине прижались, головами вертят, прислушиваются. Точно, плач или стоны откуда-то снизу раздаются. Видят – свежая могилка. Ухом к земле приникли. Точно здесь! Руками начали быстро землю рыть. Не переводя дух, наконец, могилу отрыли и крышку гроба сорвали. Девица, в покойницу наряженная, сразу присела, ртом воздух свежий глотает. Понять ничего не может, только в истерике бьется. Ребята ее кое-как сумели, наконец, успокоить.
      Выяснили, что отец ее директор местного пивзавода, человек в этой местности весьма знатный и уважаемый. Адрес свой сообщила, и они все туда и направились. Не доходя несколько домов, останавливаются, дескать, не дело это домочадцев пугать возвращением дочери с «того света». Сначала их надо как-то подготовить. Николай и пошел. Стучит в окно. Свет зажегся. На крыльцо папаша выходит.
      – У вас, дескать, похороны сегодня были?
      – Ну да! Вот дочь единственную похоронили, ни с того ни с сего  взяла и померла.
      – Вот рано, вы, папаша, ее похоронили. Понимаете, как это сказать-то… жива ваша дочь! Мы вот ее откопали случайно и привели.
      Папаша чуть чувств не лишился, аж присел бедолага:
      – Как это?
      Тут мамаша появляется, вся в недоумении.
      – Да успокойтесь вы! Все нормально, правду вам говорю, вот сейчас сами увидите!
Свистнул Коля друзьям своим, они девицу и привели. Тут с родными ее и взаправду чуть Кондратий не случился. Но когда родители очухались, радости их предела не было. Трое суток папаша ребят от себя не отпускал, потчевал как самых дорогих гостей и божился, что все проблемы ребят в части уладит. И правда. Загрузил в полуторку самую большую бочку пива, что на пивоварне оказалась, и к командиру части наведался.  Дескать, тут такие служат? И поведал счастливый отец о  подвиге  служивых, слезно прося командиров никоим образом не наказывать этих славных ребят, ибо по его вине они задержались у него и вовремя в часть не явились».
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment