wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Category:

42. Что было, то было… Тяжелые впечатления от местечка Желудок…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 42. Что было, то было… Тяжелые впечатления от местечка Желудок…
     В посте за № 41 из воспоминаний стрелка-радиста старшины Николая Кулакова описывается такой случай: «…В нашем полку был такой случай. Мы стояли в Желудке в западной Белоруссии. Была осень 1944 г. Наши самолеты, возвращаясь после выполнения боевых заданий, привели на свой аэродром на хвосте немецкий ночной истребитель. Все зажгли огни, экипажи за воздухом ослабили, началась посадка. Немец атаковал наши самолеты и два из них сбил. Вот так бывает иногда на войне…»
      И вот что вспоминает мой отец по данному эпизоду:
      «В Желудке нас, технарей, не сразу определили на постоянное место проживания. Сначала выделили под жилье верхний этаж местной синагоги, которая после ухода фашистов осталась без окон и дверей и вообще имела удручающий вид. Было начало осени, и поэтому пребывание в таком открытом для сквозняков и ночной прохлады здании некоторое время было еще терпимо.
   

      Но ночи становились холодней, и пока готовились землянки вблизи летного поля, нам дали возможность обустроиться в одном из классов местной школы. И мы рванули со своим незамысловатым скарбом, состоящим из матраца да чемодана, как у меня, или вещмешка, занимать лучшие места. Я первым влетел в класс…
      Четыре гроба. Покойники как «студенистые мешки», фиолетовые от удара…
      Я пулей выскочил из школы и долго не мог перевести дух.
      …Их сбили на подлете к дому. На обратном пути фриц, выдавая себя за своего, довел жертву  чуть ли не до аэродрома, а затем расстрелял ее в спину. Выпрыгнули, но высота в сто метров не позволила воспользоваться парашютами. Двое из них даже не дернули кольца, у двоих других парашюты только лишь выпали из ранцев, и то, скорей всего, уже на земле.
      Потом нам сказали, что злодея сбили наши зенитчики. Ну, от этого, честно сказать, легче не стало. Впечатление осталось на всю жизнь.
      Чем западнее нас передислоцировали, тем все чаще и чаще мы сталкивались с результатами фашистских зверств. Вот и Желудок ославился массовым расстрелом местных евреев. Жители рассказывали: когда евреев согнали у синагоги и погнали за город, они поняли, что их ожидает. Женщины заголосили, дети заплакали, мужчины зароптали. Все слилось в единый безысходный человеческий вой. Но главный из них, бородатый пожилой еврей, что-то гаркнул соплеменникам на своем, зло и властно, и толпа затихла. А затем раздалась песня-молитва, подхваченная всеми евреями. Печальная и безысходная. Смирились евреи.  Нет, не перед палачами, а перед судьбой своей. Гордо и с достоинством.  Их расстреляли за городом, потом еще три дня земля шевелилась, где их захоронили».

      А в книге Мукатая Жандаева «Записки воздушного стрелка-радиста» в главе «Рижский Краснознаменный» так же приводится подобный эпизод ночного пиратства:
      «Противник нес большие потери в живой силе и технике, и лихорадочно искал новые приемы борьбы с нашими ночными бомбардировщиками. Вот тогда появились истребители-охотники, которые, крадучись, шли за нами до самого аэродрома и нападали при посадке самолетов. Вот случай, связанный с полетом на станции Шкиротава. Когда наши самолеты вернулись на свою базу и начали садиться, над эродромом появился пират. В кругу много было самолетов, и ночью его опознать было очень трудно. Враг с зажженными бортовыми огнями пристроился к нашим самолетам и с близкого расстояния атаковал экипаж Алексея Александрова. Стрелок Михаил Шабанов доложил командиру о приближении самолета, но тот принял его за свой и не стал маневрировать. Он начал левый разворот, в это время противник быстро приблизился, Шабанов развернул пулемет, начал прицеливаться. Но не успел выстрелить, как полетели красные шары со стороны противника. Он почувствовал боль в боку, но тем не менее сделал две очереди. В это время произошел взрыв в левой плоскости. Шабанова отбросило из колпака во внутрь самолета, он вскочил, снова начал стрелять. Но враг, потушив огни, отвалил в сторону. Самолет горел и падал. Шабанов снова оказался на полу и тут он увидел радиста Василия Бабурина, который сидел у нижнего люка. Он, видно, был сильно ранен, но выпрыгнул. Шабанов оглянулся назад, все горело, в том числе его унты. Он тоже выпрыгнул, раскрыл парашют и приземлился недалеко от своего горящего самолета. Решил помочь второму парашютисту, думая, что это Бабурин, вскочил и побежал, снова получил ранение от взрывов патронов самолета. Он лег, затем решил ползти к самолету, но перед ним появились какие-то люди и повели его в дом. Там он увидел своего командира с обгоревшим лицом и узнал, что штурман Алексей Жидков и радист Василий Бабурин погибли.
      Хорошо помню эту картину гибели наших товарищей, до сих пор перед глазами стоят трассирующие пули. Мы уже успели сесть и стояли в стороне от самолета и курили. В воздухе самолеты один за другим заходили на посадку. Вдруг я увидел, как светящиеся пули тонкой огненной струей потянулись к самолету Александрова, который сразу вспыхнул. Некоторые пули летели дальше и где-то на расстоянии 700-800 метров тухли. Горящий самолет, озаряя ночное небо, уже падал и у самой земли взорвался. Истребителем был подбит и самолет Тихона Яненко, но он посадил его на «живот», люди не пострадали. Позже стало известно, что этот же истребитель  пошел на другой аэродром, но там его сбили наши зенитчики».
      Вот такие нерадостные впечатления остались от осени в местечке Желодок 44-го, что находится в западной Белоруссии. Я нашел в сети фотографии синагоги в Желудке (http://globus.tut.by/zheludok/sinag_tn_glr.htm).  Думаю, что она там одна. Вот ее современный вид:
Синагога_Желудок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments