wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

30. Раздумья над разрозненными фактами… Кто Вы, генерал Дрянин?

Оригинал взят у wlad_ladygin в 30. Раздумья над разрозненными фактами… Кто Вы генерал Дрянин?

У отца в воспоминаниях описывается такой случай:

«Это было летом 43-го. Ранним утром мы с моим техником лейтенантом Тимофеем Гусевым находились в ожидании, сверля глазами небо поверх матушки Волги. Наконец зафиксировали, как наш Ил-4 с хвостовым номером 25 благополучно  коснулся  земли, подрулил к стоянке.  Машину покидают лейтенант Милавин и штурман. К моему глубокому сожалению, я не помню  ни фамилии его, ни имени. Отойдя в сторону, они о чем-то шепчутся. Стрелка-радиста и стрелка на месте не оказалось.

Подъезжает машина, как всегда, собирающая экипажи для послеполетных разборов, и увозит их в штабную палатку. Мы в недоумении. Ясно одно: что-то случилось.

Через короткое время «прискакали» соответствующие спецы, снимают барограф – прибор, отслеживающий время и высоты полета, и увозят его в штаб. Барографы устанавливали сначала в фонаре штурмана. Но летуны стали хитрить. То перо сломалось, то чернила либо высохли, либо замерзли и т.п. Барограф перенесли в гондолу для шасси. И строго-настрого запретили его кому-либо касаться, кроме соответствующих лиц. Что греха таить, не все же смелыми были. Могли и сбросить смертельный груз не туда, куда он предназначался, и не с той высоты. А при данном раскладе хочешь не хочешь, а полетное задание будь добр выполняй, иначе… особый отдел тут как тут. Он не дремлет.

Подкатывает «Виллис», из него вылезает  генерал. В руках кожаный шлем и перчатки. Ему помогают надеть парашют.  Мы с Тимохой стоим навытяжку. Генерал приказывает мне занять штурманское место, но парашют мне почему-то не положен. Взлетаем.

Этого генерала я раньше в полку и видел и не видел. Вспомнить сейчас не могу. Да и вообще, я от начальства старался подальше держаться. Хватало мне главного инженера полка, который и руководил всей технической прислугой в нашей части.

Более часа генерал виражировал на всех мыслимых и немыслимых режимах над Рыбинским водохранилищем и близлежащими окрестностями, проверяя исправность боевой машины. Под водой Рыбинского водохранилища я видел затопленные церкви. Это мне четко врезалось в память, когда генерал резко снижался над водной гладью.

Наконец сели. Генерал молча покинул самолет, сел в машину и уехал.

А случилось следующее. Летчик Милавин на станции Переборы познакомился с молодой учительницей. Вместо того, чтобы днем высыпаться перед ночными вылетами,  он мчался на станцию к подруге. Естественно, ему было… не до сна. Но он приноровился спать в самолете на обратном пути домой, перелетев линию фронта. Управление машиной брал на себя штурман, возможность такая у Ил-4 имелась. И в этот раз, перелетев линию фронта, он заснул, но… пришло время переключать подачу топлива с основных баков на дополнительные, что только он и мог сделать.  А он спит. Подача горючего прекратилась, и самолет начал просто падать. Штурман кое-как, за ногу, растолкал летчика. Надо отдать должное Милавину – он среагировал моментально, переключил подачу топлива. До земли, как показал барограф, оставалось каких-то 100 метров. А летели до этого на трех тысячах. Стрелок-радист и стрелок, толком ничего не поняв и не получив каких-либо ответов от командира на запросы по внутренней связи, покинули падающую машину. Приземлились они нормально и через некоторое время, объясняясь по пути в соответствующих отделах встретившихся на пути подразделений, вернулись в свой полк.

Это сейчас выясняется, что командующий АДД добился у Верховного, чтобы сбитым летчикам АДД  не препятствовали в возвращении в свои части. А приземлились-то они у себя глубоко в тылу! 

Что ждало лейтенанта Милавина? Скорей всего трибунал, а после, возможно, и штрафбат. Но… нет!  Спасибо нашему командующему, и здесь он подсуетился заранее, выстраивая особые принципы взаимоотношений в своих частях. Конечно, это только теперь выясняется. Но к людям в АДД отношения были человеческие, далеко  не те, про которые приходится сейчас слышать. Я это на себе прочувствовал. А Милавину дали отпуск на три дня, чтобы он женился.»

Как я не «пытал» отца вспомнить, кто же этот генерал, который посадив механика без парашюта в штурманское кресло, гонял «милавинскую двадцатьпятку»  на всех возможных режимах, проверяя ее техническую исправность, так ничего вразумительного от отца и не добился.

- Ну, приказал генерал, сел я за штурмана, а что делать то было? Полетали часок с лишним, сели, я вылез, так и не понял, на кой он меня, как мешок с картошкой возил?...

Неужели генерал покинул бы самолет, если бы он вдруг не выдержал, учиненной таким образом технической проверки и оставил бы механика на произвол судьбы?  Если бы отказали двигатели, наверное, пытался бы спланировать и посадить машину, как-никак он боевой летчик, только на кой черт весь этот спектакль самому разыгрывать было?

Вопрос, «кто этот генерал?» не дает мне покоя. Пытаясь вычислить его логическим путем, прихожу к следующему умозаключению. Это было возможно не лето, а уже осень 43-го на аэродроме Якушева, а штаб 36-ой авиадивизии ДД располагался в Рыбинске, что рукой подать до 42-го авиаполка. Именно 18 сентября 43-го командир дивизии Дрянин Виталий Филиппович был произведен в генерал-майоры авиации. Других генералов в «ближайшей округе», который так по-хозяйски и смело «оседлал» бы «чужой» бомбардировщик, не было. Но даже «не стыковка» того, что из 42-го полка 3 сентября 43-го уже был выделен 108-ой авиаполк, можно объяснить тем, что не сразу случилось переформирование полков. Оно 3 сентября лишь на бумаге имело место.  А боевую работу дивизия продолжала.

Дрянин 1

Дрянин Виталий Филиппович

Кто же Вы генерал Дрянин? В финскую войну был командиром АЭ 53-го ДБАП. В одном из боевых вылетов при неудачном маневре после бомбометания попал под винт своего же подчиненного, сумел выпрыгнуть на парашюте. Его экипаж погиб. Летчик, побродив по лесам и болотам, вскоре вернулся в полк. Как после многих десятилетий ребята-поисковики «поднимали» этот ДБ-3а, познакомиться можно на http://www.dishmodels.ru/gshow.htm?p=2672. В августе 41-го, после трагедии с майором Грабором, описанной мной в посте №16, 133-ю авиадивизию возглавил подполковник Дрянин. Оставался в должности командира дивизии, сначала  этой 133-ей, а затем переименованной в 36-ю ад ДД, до апреля 1945 г. В 1955 году был демобилизован из рядов Советской Армии по болезни. А в осенью 1957 г. погиб от пули браконьера.  Награжден 8-ю боевыми орденами и многими медалями Советского Союза, в т.ч. орденом Ленина за выслугу лет… Боевой путь 36-ой Смоленской Краснознаменной авиадивизии, это боевой путь ее командира, генерала Дрянина.  

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments