wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

29. Что было, то было… Почему в финскую ДБ-3а возвращались без заднего колеса…

Оригинал взят у wlad_ladygin в 29. Что было, то было… Почему в финскую ДБ-3а возвращались без заднего колеса…

Советско-финский конфликт. Эта неоднозначная «мясорубка собственной плоти» во имя приоритетных государственных целей многому могла научить и учила, в том числе и летный состав  дальней бомбардировочной авиации. Но перед началом «учебы на собственном горьком опыте», как всегда собственными руками закладывалась неизбежность в этой «необходимости».  

На одной государственной бумаге якобы в ранге постановления Комитета Обороны, датированной 5 мая 1939 г., под названием «О внедрении в серийное производство модифицированных самолетов и создании новых самолетов в 1939-1940 гг. типа бомбардировщиков, штурмовиков и разведчиков» и завизированной  тов. Сталиным 20 мая 1939, читаем:

"В целях быстрейшего внедрения в серийное производство модифицированных самолетов, а также скорейшего проектирования и изготовления новых типов самолетов, провести в отношении самолетных заводов НКАП следующие мероприятия:

I. Внедрение в серию модифицированных самолетов в 1939-1940 г.

1. Самолет ДБ-3, конструкции тов. Ильюшина, заводы 39, 18 и 126.

а) обязать ГК завода 39 тов. Ильюшина С.В. предъявить на гос. испытания модифицированный самолет ДБ-3 (с металлическим фюзеляжем) с двумя моторами М-88 1 августа 1939 с максимальной скоростью на высоте 7000 м 485 км/час, с практическим потолком 11000 м с нижеследующим вооружением и нагрузкой:

- Бомбовой 1000 кг (10 бомб по 100 кг);

- В носовой части фюзеляжа 1 пулемет ШКАС с 500 шт. патронов;

- Средняя верхняя установка на фюзеляжа 1 пулемет УльтраШКАС с 1500 шт патронов (нижнюю люковую установку снять)…

- Экипаж -3 чел…» и т.д

И вот как, учась на «собственной шкуре» под огнем противника, пришли на месте к пониманию необходимости иметь на бомбардировщике ДБ-3а, что среди красных авиаторов нежно именовался «Аннушкой», и которыми был укомплектован 42-ой ДБАП, второго стрелка на борту, дабы прикрыть мертвую нижнюю полусферу от атак истребителей противника.  Хотя это давно было предусмотрено и внедрено «головастыми» конструкторами, но не менее «головастыми» государственными заседающими КО было отменено, как за ненадобностью.

Вспоминает участник тех событий подполковник запаса Солонин Николай Сергеевич. Воспоминания эти датированы 23 январем 1972 г.

«… Но вот в третий или четвертый вылет, когда мы возвращались после бомбометания, командир авиаполка майор Вязьников и другие эскадрильи почему-то отвернули влево, наша АЭ под командованием Бабенко продолжала полет по маршруту. И вот когда мы остались одной АЭ на нас напали 4 истребителя (фокера), затем я потерял из виду трех, а один (наглый) четыре раза атаковал и все время подходил на сближение примерно 70 м, потому что хорошо было видно его лицо. Подходил он сзади снизу, т.е. в мертвый конус, а поэтому я все время по СПУ просил командира тов. Лифанова С.М. (можно сказать командовал) поворачивать хвост то вправо, влево, вниз и меня хорошо понимал командир. Исполнял мои команды, тем самым давал мне возможность вести прицельный огонь по истребителю противника.

Истребитель противника четыре раза атаковал, а выходы из атаки делал через левое крыло, как бы падая, мгновенно пытался зайти снизу. Но я в это время от турельного пулемета бросался к люковому и встречал противника снизу, а он тогда менял высоту и пристраивался опять в хвост в мертвую зону.

Я так продолжал командовать командиру: хвост вправо, влево, вниз, чтобы не перебить хвост своего самолета и взять хорошо на прицел противника. И вот одна атака для него и оказалась последней. Когда он стал четвертый раз выходить из атаки, и опять через левое крыло, я дал длинную очередь из турельного пулемета. Самолет противника, охваченный пламенем, пошел камнем вниз, и больше их не было…

Поскольку противник нашел наши уязвимые места, как заход снизу в хвост нашего самолета, то оказалось, что радист-стрелок был бессилен и не мог поразить нападающий истребитель противника.

Тогда нам пришлось дополнительно ввести огневую стрелковую точку в хвост наших самолетов, куда ложился стрелок с дисковым пулеметом ДА-1 с запасными дисками. Эти стрелки состояли из числа офицеров только что окончивших училище летнабов.

Дополнительный хвостовой стрелок находился от стрелка-радиста в 4-5 метрах, связь была между ними примитивная, т.е. они были связаны между собой простым шнуром за ногу. А когда тот или другой что-то замечал в своем обозреваемом секторе, то тогда тот дергал этот шнур и на пальцах договаривались, или указывали в сторону появления противника (вообще вели разговор как два немых).

Перед каждым вылетом стрелки между собой договаривались на земле, как в каком случае действовать должен, но главенствующую роль в этом имел стрелок-радист, т.к. он имел большой обзор и имел два пулемета шкас, турельный с 1000-1100 патронами и нижний люковый с 500 патронами.

Одновременно было введено новшество. У стрелка-радиста к борту фюзеляжа был прикреплен противопожарный баллончик со специальным газом.

После взлета стрелок-радист открывал вентиль и из баллончика по трубкам шел газ в бензобаки и в случае попадания зажигательной пули бензин и пары бензина не воспламенялись, что было раньше до установки этих баллончиков…»

А недавно внучка Иллариона Ивановича Горбунова, о котором я писал в посте за № 24, прислала мне письмо Николая Стогина, которое нашла в семейном архиве. По поводу второго стрелка на ДБ-3а Николай Стогин вспоминает:

«Наш 42-ой полк в финскую компанию базировался в Кречевицах. Я в звании старшего лейтенанта был безлошадным и безэкипажным. Добровольцем летал в Финляндию за воздушного стрелка в экипаже Уржунцева. Качался в хвосте «Аннушки» у самого дутика (заднее колесо у ДБ-3 (Ил-4)на авиа сленге), а вокруг меня диски с патронами и ручной пулемет ДА в руках. Этим грозным оружием и отбивали атаки английских спитфайеров. А иногда вместо их свой дутик расстреливал. Расстрел дутиков был и в других экипажах…»

Уже к войне с Германией 42-ой полк был переоснащен самолетами ДБ-3ф (Ил-4) с экипажем из 4 человек, в том числе двумя стрелками. Но вот опыт финской компании, видать, переосмыслен не был в «массовом» порядке и, например, 53-й ДБАП горько поплатился, не введя в состав своих экипажей, хотя и «примитивно», как в  финской компании, четвертого дополнительного стрелка (см. пост № 21).

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments