wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

27. (22.) Они сражались за Родину… Летчик Лукьянов вспоминает… (Ч.3)

Оригинал взят у wlad_ladygin в 27. (22.) Они сражались за Родину… Летчик Лукьянов вспоминает… (Ч.3)

(окончание)

Но в первый раз летчик Лукьянов попал в госпиталь по причине далеко не летного характера. Это случилось в конце января 1943 года. Вот как он описывает сам этот курьезный случай:

«29 января 1943 года поехали мы со штурманом Мишей Кузьминым на аэродром для пробы самолёта в воздухе. На «полуторке» в кабине с шофёром сидел инженер полка по ремонту Хахалев. Мы сидим на передних углах «полуторки». О чём-то думали. Потом – трах мне по голове бревном. Без памяти привезли меня в санчасть. Опомнился через два часа. Оказывается, в наше отсутствие какая-то воинская часть поставила на шоссе деревянный шлагбаум, и он находился в полуопущенном состоянии. Вечером в сопровождении медицинской сестры меня посадили в вагон, и мы поехали в Москву в Центральный авиационный госпиталь. Сотрясение мозга. Два месяца я там лечился».

Авария на взлете из-за незакрепленных бочек с горючим вначале этого же месяца с ушибом головы, неожиданная «встреча» со шлагбаумом по дороге на аэродром и дальнейшая госпитализация по случаю сотрясения  мозга.  И наконец, отказ двигателя на взлете с неудачным покиданием готового взорваться самолета с ушибом спины, вывело на время из строя нашего героя,  и не позволило ему лично принять участие в Курской битве. После возвращения в Мичуринск с учетом всех напастей, обрушившихся на организм нашего героя,  летчик Лукьянов с 1 по 11 июня 1943 года совершает к тому же 8 боевых ночных вылетов с 35-ти часовым налетом.  Напряжение боевой работы и прежние травмы сказались на его здоровье.  Он вспоминает: «С 1 июля по 22 августа 1943 года по распоряжению командира полка и главного врача находился на лечении в Москве в Центральном авиационном госпитале. 23 августа  врачебная комиссия отстранила от лётной работы на два месяца с нахождением в части, с тем, чтобы 23 октября вновь прошёл обследование».

Первый тренировочный полет летчик Лукьянов совершает 3 сентября 1943 года. Это не продолжительный всего несколько минут полет по кругу. В этот день Лукьянов взлетал и садился 6 раз и налетал всего 50 минут. Следующая 20-ти минутная проба моторов в воздухе состоится аж 15 сентября 1943 года.  Затем два месяца тренировочных полетов. Медики, видимо, в небо летчика не пускали,  он же добивался своего, рвался в облака. В декабре уже начались, хоть и не продолжительные, но перелеты. За апрель 1944 года уже совершено 38 вылетов.  Тренируется сам, тренирует молодежь, совершает транспортирование грузов и людей.  Затем допускают вылетать на боевые задания в качестве инструктора. Став командиром эскадрильи  майор Лукьянов, всего себя отдает учебной работе, готовит летные кадры, хоть и редко, но совершает боевые вылеты.

Как-то спросил у Евгения Сергеевича, сына летчика Лукьянова, какой случай больше всего запомнился, рассказанный отцом. Практически не задумываясь, сын ответил:

- Несостоявшийся таран! Тогда отец в мыслях простился с жизнью. Как он говорил, у него другого выхода не было, как в лоб на фрица идти… опомнился уже потом…

Вот как об этом вспоминает сам Лукьянов - старший: «29 марта 1943 года бомбардировали железнодорожный узел Орёл. В это время в мой экипаж входили:  штурман Нурмухамедов. Борттехник Цуранов,  радист Швец, стрелок Лемешев. Лунная ночь. Заходим на цель со стороны станции Отрада. Беру боевой курс на железнодорожный узел. И тут взял нас один мощный прожектор. Штурман уточняет боевой курс. К первому прожектору присоединись ещё штук двадцать.  Высота 3000 метров. Бьют крупнокалиберные зенитки. Снаряды рвутся впереди.

Нурмухамедов сбросил бомбы. Дал команду на отворот влево. Выполняю его команду и с резким снижением отворачиваю влево. Мелкие прожекторы гаснут, а три мощных нас продолжают держать. Что это значит? Вдруг Нурмухамедов кричит и показывает: «Истребитель! Истребитель! Истребитель!» Я взглянул вперёд, затем вниз. Вижу метрах в ста впереди снизу истребитель противника. Штурвал от себя и пошёл на него, как Талалихин на таран. Он выскочил из-под правой плоскости. Взмыл вверх и дал неприцельную очередь. На этом всё и кончилось».

Ну и я на этом закончу с надеждой, что скоро книга Сергиенко А.М. увидит свет, и мы подробно узнаем о славном боевом пути 23-го гвардейского Белгородского Краснознаменного авиационного полка дальнего действия.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments