wlad (wlad_ladygin) wrote in mil_history,
wlad
wlad_ladygin
mil_history

Categories:

22. Они сражались за Родину… Летчик Лукьянов вспоминает (Ч.1)

Оригинал взят у wlad_ladyginв 22. Они сражались за Родину… Летчик Лукьянов вспоминает (Ч.1)

В конце 2012 года посетил в очередной раз белгородского ученого - историка Сергиенко Анатолия Михайловича, автора многих фундаментальных работ по истории Авиации дальнего действия. Ездил к нему в Белгород за очередной партией писем от ветеранов войны, с которыми ученый вел интенсивную переписку в далекие 70-е прошлого столетия, работая над своими книгами. Из писем этих я черпаю «живой» материал для форума одного сайта, посвященного авиаторам второй мировой войны, в котором принимаю посильное участие. Как всегда, обменявшись впечатлениями об прочитанных мной письмах, ученый меня спросил:

- Володя, вот адрес в Старом Осколе, это далеко от тебя? – и протянул мне открытку.

- Да нет, Старый Оскол не Белгород, трудно заблудиться – пошутил я - А в чем дело?

- Ну, ты знаешь, сейчас работаю над историей 23-го авиаполка, единственного из Авиации дальнего действия названного в честь Белгорода. Так вот, вел в свое время переписку и неоднократно встречался с бывшим летчиком майором Лукьяновым из этого полка, проживавшем в Старом Осколе. Он передал как-то несколько тетрадей со своими воспоминаниями и просил их ему вернуть. Вот пометка на открытке, что его просьбу я выполнил. Но это было в 70-е, а за книгу я взялся недавно. Одну из этих тетрадей я обнаружил в школьном музее города Белгорода. Не мог бы ты, найти по этому адресу кого-нибудь из его родных и выяснить судьбу этих документов? Они мне очень нужны для продолжения работы. Может быть, фотографии фронтовые сохранились? Мне бы только на время эти материалы заполучить.

Как я понимаю ученого, который за артефакт исторический, многое отдать готов! Я твердо пообещал Анатолию Михайловичу, сделать все, что смогу в этом вопросе.

На следующий день я посетил дом и квартиру по данному адресу, а соседи поведали, что хозяев давно уже нет в живых, а сын живет где-то на Новом городе. Вернувшись дамой, я ничего лучшего не придумал, как открыть телефонный справочник и выяснить, сколько людей по фамилии Лукьянов, имеющих городской телефон, проживает в Новом городе. Стал поочередно всех обзванивать. Ответ приблизительно был таков: извините, о таком мы не знаем. И лишь с оставшегося предпоследнего в списке номера мне ответил мужчина, с мягким и доброжелательным голосом. Выяснив, что я попал по адресу, и что говорю с сыном майора Лукьянова, волнуясь, поведал, с какой целью ищу его. Евгений Сергеевич, так звали моего собеседника, просьбе моей внял, и пообещал просмотреть семейные архивы, и если, что найдется, то непременно об этом мне сообщит. И поведал он мне еще об одной важной для белгородского историка вещи, что должна сохраниться отцовская летная книжка. Она-то точно должна быть, а вот в остальном у него уверенности нет, так как матушкой его, как ему помнится, многие документы, связанные с отцом, были розданы по школам области. Но летная книжка – это не просто документ, эта вся подноготная летчика: когда летал, куда летал, что и как при этом сделал! Это настоящий Клондайк для истинного исследователя!

Прошло больше, чем две недели,  а ответа от Евгения Сергеевича пока не было. Сергиенко предположил, что, наверное, ничего не нашлось, поэтому и не звонит сын нашего славного героя. Осмелился, позвонил Лукьянову младшему. Евгений Сергеевич извинился, сообщив, что поиски его успехом не увенчались и что порадовать он нас ничем не может. И все же  я настоял на личной встрече с ним. Я, как-никак, тоже сын боевого механика бомбардировщика Ил-4, прошедшего всю войну от звонка до звонка в полках маршала Голованова, и надеялся на то, что нам есть о чем с ним поговорить. Так, просто, ни на что, не претендуя, по душам. Тем более, я ему приготовил подарок, книгу с воспоминаниями отца, вышедшую недавно.

Встретились у кинотеатра «Быль», и как мне показалось, друг другу понравились. Я повел его к бюсту Героя Советского Союза Прокудина Алексея Николаевича. А когда мы шли по аллее Героев, Евгений Сергеевич, показывая на бюсты знаменитых земляков, поведал мне, что с сыном этого знаком по месту прежнего жительства, а с дочерью этого учился в школе, а этого вовсе знал лично, когда тот еще живым был. Мне ничего не оставалось сделать, как, подойдя к бюсту Прокудина, так же похвастаться, что, мол, отец мой и штурман Прокудин однополчане, и даже служили некоторое время в одной эскадрильи Героя Советского Союза летчика Новожилова.

Оказалось, что у нас с Евгением Сергеевичем есть общие интересы. Наговорившись и обменявшись новыми впечатлениями, мы дружески расстались, а буквально на следующий день, мой новый знакомый сообщил мне долгожданную весть. Летная книжка отца находилась, оказывается, на самом видном месте, и поэтому не была сразу обнаружена. Так этот документ и попал в мои руки. Отсканировав, я живо отправил его электронную копию ученому, и выразил желание написать статью про летчика Лукьянова и будущую книгу о 23-м авиационном Белгородском Краснознаменном полке Дальнего Действия. Ученый в знак согласия позволил мне ознакомиться с уже  готовыми главами своей новой книги. Да и Лукьянов младший, откликнувшись на мою просьбу, поведал мне отцовские истории, которые тот ему рассказывал с детства. Так вот родилась эта статья.

Итак, 10 июня 1938 г.  на аэродроме Боровское, что в  60 км юго-восточнее Смоленска, был сформирован 3-й тяжелый бомбардировочный  авиационный полк с материальной частью из дальних бомбардировщиков ТБ-3.

С 20 марта 1942 года в связи с организацией Авиации Дальнего Действия под командованием генерала Голованова А.Е. полк был переименован в 3-й авиационный полк дальнего действия. С августа 1942 года полк переоснащается новой материальной частью и участвует в Сталинградской битве уже на самолетах Ли-2. За оборону Москвы и Сталинграда полк становится гвардейским.

Приняв непосредственное участие в Курской битве и за особые отличия в боях за освобождение города Белгород, 3-й авиаполк ДД награждается орденом Красного Знамени и получает почетное наименование «Белгородский». В связи с этим приказом Наркома обороны СССР от 18.09.43 г. полк преобразован 23-й гвардейский Белгородский Краснознаменный авиационный полк дальнего действия.

В связи с реорганизацией Авиации Дальнего Действия в 18-ю воздушную армию 26.12.1944 г. Белгородский полк вновь переименовывается в 239-й гвардейский бомбардировочный Белгородский Краснознаменный авиационный полк. Войну полк закончил в Польше.

1939 год был весьма насыщенным для авиаполка: события на Халхин-Голе, поддержка РККА на Западной Украине и Западной Белоруссии, а с 11 декабря 1939 г. полк участвует в финской кампании. В 1940 году выполнение Правительственного задания по освобождению Бессарабии и Северной Буковины. Наступило 22 июня 1941 года. Раннее утро. Дежурный по полку лейтенант Волков (будущий Герой Советского Союза) объявил боевую тревогу. Вспоминает летчик Лукьянов:

«…Наш полк к этому времени находился восточнее Минска. Занимались учебно-боевой работой. Тренировали авиадесантную бригаду, которая находилась рядом, в парашютных прыжках… Мы по всему чувствовали, что война близка… И вот 22 июня 1941 года. Нас разбудили рано. Жили мы в это время в летних лагерях в сосновом бору в западной части нашего аэродрома Сенча. По лагерю прошла команда: «Тревога, подъём, выходи строиться!» На линейке уже стоял капитан Стребулаев – командир нашей 1-й эскадрильи. В течение каких-нибудь пяти минут лётный состав уже стоял в строю…

  …В 21 час 30 минут наш полк приступил к выполнению первого боевого ночного задания. Враг из района Сувалки танковыми колоннами устремился на восток. Полку поставлена задача – разбомбить эти колонны. Четырёхмоторный корабль ТБ-3 подготовлен к полёту – заправлен горючим, водой, подвешены бомбы, заряжены пулемёты. Экипаж в количестве восьми человек во главе с командиром отряда старшим лейтенантом Засыпкиным и штурманом Федориным занял свои места. Воздушные корабли один за другим направились к цели. Тёмная звёздная ночь. Горят города Вильно, Каунас, Гродно. В 12 часов ночи приближаемся к цели. Сверху видны огоньки на шоссе из Сувалок. Вот она, цель! Штурман уточняет боевой курс. Бьют зенитки. Не сходим с курса. Штурман начинает бомбометание. Левый разворот. Сброшена ещё партия бомб. И так пять заходов. На земле пять пожаров и один взрыв. В 3 часа 30 минут приземлились на своём аэродроме».

Это был первый день из 1418 дней войны летчика Сергея Лукьянова. Потом не успевали получать все новые и новые задания, летали и ночью и днем, бомбили врага и его переправы, высаживали в тыл противника диверсантов и разведку, окруженным частям РККА доставляли необходимое, и все под огнем зениток и истребителей гитлеровцев. Горели и теряли друзей.

Лукьянов-ап

Лукьянов С.А. (автопортрет)

Анатолий Михайлович, работая над этой книгой, обнаружил следующий факт. Писатель Константин Симонов в трилогии «Живые и мертвые» описывает реальный эпизод в начале войны, участником которого оказался сам. Речь идет об эпизоде, когда на глазах у героя его трилогии военного корреспондента Сенцова, а в реальности на глазах Симонова, один за другим немцы сбивают несколько наших тяжелых бомбардировщиков. Симонову, после выхода киноленты «Живые и мертвые», пришло письмо от «одного из этих» сбитых летчиков. Им оказался Андрей Семёнович Корень, летчик 3-го ТБАП, которого вместе с его товарищами Константин Симонов в реальности тогда подобрал и доставил на полуторке до госпиталя.

На войне, как на войне. …И было всякое, было и такое. Вспоминает летчик Лукьянов:

«…когда мы летали с аэродрома Павлово бомбить противника в районе Смоленска, при возвращении, аэродром Павлово захватили немецкие танки. Не зная об этом, первым на аэродром сел экипаж лейтенанта Михаила Булин-Соколова. Он понял это, танки надвигались на самолёт, расстреливая его. Миша успел взлететь и по радио передал нашим экипажам об этом, чтобы садились на запасном аэродроме…»

(Продолжение следует)

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments