doctor_turbin (doctor_turbin) wrote in mil_history,
doctor_turbin
doctor_turbin
mil_history

Category:

14 декабря, герои другой стороны: Александр Корнилов

Оригинал взят у doctor_turbin в 14 декабря, герои другой стороны: Александр Корнилов
В день восстания декабристам помешали не только люди, которых никак нельзя обвинить в мятежном духе, но и офицеры из среды вольнодумцев. Командир 2-й гренадерской роты гвардейского Московского полка капитан Александр Корнилов относится к категории исторических персонажей, которых я бы назвал «знакомые наших знакомых». Имею в виду тех, кто был близко знаком с известными личностями. Такими, как, например, Пушкин :)


(Уже постаревший Корнилов)


Корнилов, сын бывшего губернатора в Иркутске и Тобольске, был среди первых выпускников Лицея, в ученические годы жил в 19-й комнате, имел прозвище Сибиряк. Энгельгардт в 1816 году писал о нем: «Ни на одно мгновение не может оторваться от забав. В своей наружности он очень небрежен, а в поведении до неуклюжести невоспитан. Он не умен, но имеет хорошую память и делает в формальных науках довольно значительные успехи. Характер у него открытый и чрезвычайно добродушный». Брат Александра Владимир тоже нам знаком — это будущий адмирал Корнилов, один руководителей обороны Севастополя во время Крымской войны. Кстати, Владимир Корнилов был очень дружен с еще одним лицеистом, морским офицером Федором Матюшкиным.

Все 8 лет после Лицея Александр Корнилов провел в Москвском полку — пройдя путь от прапорщика до капитана. 12 декабря на квартире у Щепина-Ростовского он «решился участвовать в намерениях противиться новой присяге». Корнилов, как я многие офицеры гвардии, хотел видеть на престоле Константина: «Я не присягну, потому что твердо уверен в ложности отказа Константина Павловича. Для какой причины ему отказываться, когда вся Россия ему добровольно присягнула». Однако утром 14-го аргументы нового императора показались ему убедительными.


(Старов. 14 декабря 1825 г. Из серии Декабристы - www.museum.ru)

Михаил Бестужев вспоминал: «Когда Фридрикс прочитал нам отречение Константина и манифест Николая, я, наблюдавший Корнилова, приметил, что его пунцовое лицо подернулось бледностью. Неожиданное отречение Константина его поразило до такой степени, что он вышел шатаясь от генерала». После этого Корнилов сделал все, чтобы воспрепятствовать участию своих солдат в восстании, его убежденность не поколебала даже угроза оружием.

Бестужев продолжает:
«Я остановил Корнилова и спросил:
- Ну! Как теперь ты намерен действовать?
- Я не могу действовать с вами и беру свое слово назад.
- Но ты позабыл одно условие, - возразил я, показав ему ручку пистолета, спрятанного в рукаве шинели.
- Ну, что ж - убей меня! Я лучше соглашусь умереть, нежели участвовать в беззаконном предприятии!».

Бестужев, и Щепин не стеснялись применять имеющееся оружие для достижения своих целей. Однако это обстоятельство не остановило Корнилова, который, прежде всего, ориентировался на свои понятия чести: «Из сведений же, доставленных от командующего Гвардейским корпусом видно, что Корнилов во время привода полка к присяге находился при своей роте и не возбуждал солдат к неповиновению, но при смятении старался восстановить порядок, вырывал покорных и недоумевающих солдат из среды бунтовщикови и ставил их во фронт, а потому из роты его были на площади только 10 человек».

Сегодня нам очень сложно представить, что чувствовал капитан Корнилов, солдаты которого должны были выступить против восставших (верных Николаю московцев на площадь привел великий князь Михаил Павлович) — в каре бунтовщиков стояли его однокашники Пущин и Кюхельбекер. Корнилов искренне любил своих соучеников, на протяжении всей своей жизни он восторженно отзывался о Лицее (40-летие учебного заведения в 1851 году праздновалось первыми лицеистами на квартире Александра). Однако по-другому капитан поступить не мог.


(Кюхельбекер и Рылеев на Сенатской площади. Рисунок Пушкина. - http://pushkin-art.ru )

Несмотря на свои действия Корнилов, в отличии от Ливена (http://doctor-turbin.livejournal.com/2763.html ), не был награжден и даже подвергся аресту , однако Высочайше было повелено оставить его в полку. Участие в планировании выступления никак не повлияло на дальнейшую карьеру Корнилова: в августе 1827 он уже полковник лейб-гвардии Измайловского полка, вскоре принял участие в русско-турецкой войне 1828-1829 годов, осаждал Варну (как и его бывший сослуживец Ливен), был ранен, в 1832 году уволен от воинской службы для определения к статским делам. Дослужился до тайного советника и сенатора. Умер в октябре 1856 года, меньше чем на два года пережив своего младшего брата, героя Севастополя.

Данные из:

Восстание декабристов. Документы. Том XXI. Под ред. С.В. Мироненко; [сост. О.В. Эдельман]. – М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2008

Воспоминания Бестужевых - АН СССР, 1951

Декабристы: Биографический справочник. - М., 1988

М. П. Руденская, С. Д. Руденская. С лицейского порога: выпускники лицея1811-1917: очерки. Л.: Лениздат, 1984

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments